ВЕЧЕРЯ ГОСПОДНЯ

(Lords Supper). Из четырех н.з. рассказов о Вечере Господней (Мф 26:2630; Мк 14:2226; Лк 22:1420; 1 Кор 11:2326) можно выявить ее основные особенности. По формальным признакам очень близки между собой рассказы Матфея и Марка, с одной стороны, Луки и ап. Павла с другой. Главное отличие между этими парами рассказов в том, что Марк опускает слова "сие творите в Мое воспоминание",аупоминаниео "кровиЗавета" заключает фразой " пролитую за многих ". Ап. Павел вместо провозвестия Господа о воссоединении с учениками в наступившем Царстве Божьем, к-рое есть у синоптиков, приводит другие Его слова: вкушая хлеб и вино, ученики возвещаютоЕгосмерти, "доколеОн придет". Смысл слов и действий Иисуса во время трапезы следует рассматривать на фоне ВЗ. Однако при этом возникают вопросы об ее характере и времени. Н.з. рассказы здесь расходятся: если в четвертом Евангелии говорится, что Иисус умер в полдень того дня, когда закололи пасхального агнца (Ин 18:28), то, согласно рассказам синоптиков, Иисус принимал участие в праздничной пасхальной трапезе. Повествования синоптиков ставят перед нами дополнительные вопросы. Вряд ли арест Иисуса, заседание синедриона и то, что ученики взяли оружие, были бы возможны, если бы трапеза состоялась в официально установленный день празднования Пасхи. Далее, каким образом, если праздник уже начался, Симон Киренеянин мог возвращаться с полевых работ? Как могли купить плащаницу, чтобы обернуть тело Иисуса? В попытке ответить на эти вопросы выдвигались различные предположения. Согласно одному мнению, трапеза представляла собой форму "киддуш" обряда, крый устраивается в семейном и дружеском кругу в канун субботы или праздника. Выдвигалось и предположение, что это могла быть завершающая, особо торжественная трапеза в ряду других важных мессианских трапез, крые Он обычно разделял с учениками; трапезы эти служили предзнаменованием триумфального исполнения чаяний о грядущем Царстве Божьем. Однако такие ответы породили не меньше вопросов. Многие детали указывают именно на пасхальный характер трапезы (она была устроена ночью, участники возлежали у стола, они пили красное вино, причем перед едой); Иисус комментировал свои действия тоже в духе пасхальной трапезы. Ученые, крые считают трапезу пасхальной, разъясняя необычные обстоятельства и пытаясь найти соответствие в н.з. рассказах, предложили самые разные теории. Согласно одной из них, в тот год несовпадение во взглядах фарисеев и саддукеев привело к тому, что праздник отмечался в разные дни. Выдвигалась и теория,согласно крой Иисус устроил пасхальную трапезу в неположенное время, что и послужило причиной предательства Иуды и ареста. (Такая теория одновременно объясняет, почему в н.з.описаниях трапезы не упоминается пасхальный агнец.) Обращали внимание и на древний календарь, крый исчислял пасхальные дни иначе, чем официальный; если следовать такому календарю, то дата праздника действительно опережала на несколько дней официально принятую. Не приходится сомневаться, что смысл слов и действий Иисуса открывает ся намного глубже, если рассматривать трапезу в контексте иудейской Пасхи. Во время пасхальной трапезы народ Божий не только вспоминал, но и как бы заново проживал Исход из Египта под знаком принесенного в жертву пасхального агнца, как если бы сами участники трапезы участвовали в Исходе (см. Исх 12). В данном контексте, называя хлеб и вино своими телом и кровью, со словами "сие творите в Мое воспоминание", Ийсус принимает на себя роль пасхального агнца. Он указывает на свою смерть как спасительное событие, к-рое освободит от всех уз Новый Израиль, состоящий из Его учеников. Т.о., кровь Иисуса знак, благодаря к-ром у Бог в Иисусе будет помнить о своем народе. За трапезой Иисус говорит о себе не только как о пасхальном агнце, но и как о жертве, в соответствии с другими в.з. образами. В обряде жертвоприношения часть мирной жертвы, края не сжигалась на огне и, соответственно, не приносилась Богу, отдавали в пищу священникам и простым верующим (Лев 19:56; 1 Цар 9:13) как знак братства и сопричастности к алтарной жертве (Исх 24:1И; Втор 27:7; ср. Чис 25:15; 1 Кор 10). Иисус, раздавая хлеб и вино, тем самым указывал ученикам на их собственное братство и сопричастность Его жертвенной смерти. Далее, Иисус сделал из Вечери Господней не только обряд пасхальной и жертвенной трапезы, но и трапезы завета. В ВЗ заключение завета сопровождалось трапезой, участников крой соединяли братские отношения; они обещали хранить преданность друг другу (Быт 26:30; 31:54; 2Цар 3:20). Так, завет между Богом и Израилем на Синае завершился трапезой, во время крой люди "видели Бога, и ели и пили". Новый завет (Иер 31:134) между Господом и Его народом Иисус также скрепил трапезой. Устроив вечерю, Иисус подчеркнул мессианское и эсхатологическое значение пасхальной трапезы. В пасхальные дни иудеи обращали взоры в будущее, к-рое принесет им освобождение, подобное свершившемуся когдато Исходу из Египта. На стол ставился специальный бокал с вином для Мессии, чтобы он пришел в ту же ночь, принеся освобождение и исполнив обещание о мессианском пире (см. Ис 2526; 65:13 и дал.). Именно этот бокал мог поднять Иисус в ознаменование нового обряда, показывая, что уже сейчас Мессия празднует Пасху со своим народом. После воскресения ученики, периодически устраивавшие Вечерю Господню (Деян 2:4246; 20:7), видели в ней высшее воплощение тех братских трапез, в крых Иисус участвовал с мытарями и грешниками (Лк 15:2; Мф 11:1819), а также их собственных совместных трапез с Ним. Они рассматривали ее не просто как пророчество, но и как преддверие будущего мессианского пира, как знак присутствия посреди них Царства Божьего в лице Иисуса (Мф 8:11; см. Мк 10:3536; Лк 14:1524). Дляучеников смысл Вечери Господней был неотъемлемо связан с присутствием живого Христа и раскрывался во всей полноте в пасхальных трапезах, крые когдато Он разделял с ними (Лк 24:1335; Ин 21:114; Деян 10:41). Через призму умножения хлебов мессианского чуда они рассматривали слова Иисуса о хлебе жизни как знак Его непрерывной скрытой самоотдачи в таинстве Вечери Господней. Но при этом ученики не забывали о жертвенном и пасхальном аспектах Вечери Господней. Братская трапеза, память о крой они хранили, являла собой братство Мессии с грешниками, и высшей точкой этого братства стала Голгофа, самоотождествление Иисуса с грехами мира. Через воспоминание о Его смерти они находились в братском общении с воскресшим Христом. Вечеря Господня соотносилась для них как с грядущим Царством и славой Христа, так и со смертью Его за всех людей. Именно в этом контексте нам следует истолковывать слова, произнесенные Иисусом во время Вечери Господней, и связанные с ней н.з. положения. Жизнеутверждающее единение участников Вечери Господней с событиями и предметами, прошлым, настоящим и будущим, символически в ней отраженными (Ин 6:51; 1 Кор 10:16), настолько велико, что можно говорить о хлебе и вине, как если бы они действительно были телом и кровью Христа (Мк 14:22: "сие есть Тело Мое"; см. Ин6:53). Только силой Св. Духа(Ин 6:53) хлеб и вино, в той мере, в какой ими причащаются по вере, подлинно являют собой представлявмыв реалии, а участники Вечери Господней соучаствуют в смерти и воскресении Христа и соприсутствуют в Царстве Вожьем. Только по вере участник Вечери Господней принимает Христа в свою душу (Еф 3:17), а поскольку вера неотделима от слова, то Вечеря Господня есть ничто без слова. Христос Господь Вечери, ее воскресший и невидимый устроитель. Он не находится в распоряжении Церкви, причастие не осуществляется автоматически, чисто ритуальным образом. Христос здесь согласно обетованиям, крые Он дал взыскующей вере, верепоклонению. Он присутствует в Вечере Господней таким образом, что, хотя беспечные и неверующие неспособны принять Его, они тем не менее едят и пьют в свое осуждение (1 Кор 11:27). Члены Церкви, соучаствуя силой Св. Духа в Теле Христа, закланного за всех людей, побуждаются и направляются тем же Св. Духом с тем, чтобы предложить себя Отцу в евхаристической жертве, служить один другому в любви в пределах единого Тела, исполнить свою жертвенную функцию будучи Телом Христовым на службе мира, крый Бог примирил с собой во Христе (1К0р 10:17; Рим 12:1). В Вечере Господней непрерывно возобновляется завет между Богом и Церковью. Слово "воспоминание" (anamnesis ) подразумевает не просто воспоминание людей о Господе, но и память Бога о Его Мессии, о Его завете, о Его обещании возвратить Царство. На Вечере все эти положения возглашаются перед Богом в подлинно заступнической молитве. R.S. WALLACE(nep. Ю.Т.) Библиография: J.Jeremias, The Eucharistic Words of Jesus; A.J.B. Higgins, The Lords Supper in the NT; G. Wainwright, Eucharist and Eschatolog)?; I.H. Marshall, Lords Supper and Last Supper; F.J. Leenhardt andO. Cullmann, Essays in the Lords Supper; J.J. von Allmen, The Lords Supper; M. Thurian, The Eucharistic Memorial; E. J. F. Arndt, The Font and the Table; M. Marty, The Lords Supper; E. Schillebeeckx, ed., Sacramental Reconciliation. См. также: Вечеря Господня, взгляды на.

Смотреть больше слов в «Теологическом энциклопедическом словаре»

ВЕЧНАЯ ЖИЗНЬ →← ВЕЧЕРНЯЯ МОЛИТВА, ВЕЧЕРНЯЯ СЛУЖБА

T: 0.10307895 M: 3 D: 3